Книга Памяти Республики Коми т. 8 стр. 1006


ЛЕТЧИК ЛОШАКОВ

В изданной в 1970 году краткой хронике "СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", на страницах 440-441 читаем:

"Находясь в лагере близ г. Острова, Лошаков задумал побег из плена. Посвятив в свой план военнопленного И. А. Денисюка, работавшего на аэродроме в качестве заправщика самолетов бензином, он стал вместе с ним готовиться к побегу. Улучив момент, пленные забрались в кабину только что заправленного самолета "Шторх" и успешно совершили взлет и полет в направлении на восток. Через три часа полета, уже ночью, Лошаков произвел посадку в расположении советских войск в районе Мал. Вишеры".

Несколько скупых строк, ибо издание не предназначено для комментария. Оно излагает факты фронтовых будней.

Это потом будет определено, что 11 августа 1943 года был совершен первый в истории войны побег из плена на вражеском самолете. И совершил такой побег младший лейтенант, военный летчик Николай Кузьмич Лошаков, которому не исполнилось к тому времени и 20 лет.

Родился Лошаков 17 декабря 1923 года в селе Малинино Тимашевского района Краснодарского края в семье крестьянина-середняка.

Отец, Кузьма Иванович, и мать, Анна Анисимовна, родились в этом же селе, здесь же состоялась их свадьба и красная партизанка Крикливец стала Лошаковой.

В 1930 году Николай поступает учиться в начальную школу, через год семья переезжает в станицу Тимашевскую, где будущий летчик заканчивает среднюю школу.

С детства любил рисовать и у него это неплохо получалось. Как итог такого увлечения - Николая Лошакова постоянно избирали в редколлегию школьной стенгазеты. В 1937 году стал комсомольцем, а в 1940 году Тимашевский райком комсомола направил Лошакова в аэроклуб ОСОАВИАХИМа в Краснодар. Эти курсы Лошаков закончил в 1941 году. Впрочем, лучше приведем выдержку из биографии Н. К. Лошакова:

"Окончив 30 апреля 1941 года аэроклуб в звании пилота, я был направлен продолжать учиться в Краснодарскую Военно-авиационную школу пилотов (КВАШП). С 5.V.1941 года курсант КВАШП - окончил учебу 30 мая 1942 года в звании сержанта, получил военную профессию летчика-истребителя...

Как отличника боевой и политической подготовки меня приняли 8 марта 1942 года кандидатом в члены ВКП(б).

С 1 июня 1942 года по 17 сентября 1942 года продолжал обучаться в г. Кадникове Вологодской области..."

А потом еще месяц учебы в Череповце и с 18 ноября 1942 года летчик-истребитель Лошаков уже служит в 286 истребительном авиаполку 13-й воздушной армии, которая обороняет Ленинград.

Потом младший лейтенант Лошаков воюет в 14-м гвардейском Краснознаменном истребительном авиаполку 13-й воздушной армии. 120 боевых вылетов совершил он за короткий период участия в боях...

27 мая 1943 года состоялся 121-й боевой вылет Лошакова. Это был второй вылет в тот день. Его машина в 120-м боевом вылете была повреждена, и он отправился в последний полет на запасном истребителе ЯК-16 (МПФ)...

"Находясь над вражеской территорией около 61 км и на высоте 7000 м, мотор моего истребителя стал сдавать обороты. Ведущий группы капитан Баранов дал по радио мне указание, чтобы я вернулся на аэродром один, без прикрытия. Выполняя приказ, я развернул свой самолет в сторону Ленинграда. Вот здесь и началось... С трудом отбившись с неисправным мотором от наседавшего в "хвост" ФВ-190, я увидел ниже себя на встречном курсе "Мессер-шмитт-110", возвращавшийся один с нашей стороны; - поддаваясь искушению, я бросил свой ястребок на фашиста, открыв по нему в пикирующем положении огонь со всех точек.

МЕ-110 удалось убрать с подбитым правым мотором, но зато я оказался через некоторое время зажатым в "клещи" двумя "ФВ-190". Из-за двух предыдущих "встреч" я потерял время и высоту, а неисправность мотора не давала возможности вырваться из этих "клещей". Я был тяжело ранен в левую руку и ногу. Самолет, изрешеченный пушечным и пулеметным огнем фашистов, вскоре загорелся. Мне удалось дотянуть до своей территории и выпрыгнуть с парашютом с горящего самолета, но сильно дувший встречный ветер отнес меня в окопы фрицев..."

Наблюдая за неравным боем с земли, защитники Ленинграда пытались минометным огнем отсечь немцев от советского летчика, но это помочь Лошакову не могло: летчик потерял сознание и был взят в плен.

Автобиография скупо говорит о том, что пережил в плену раненый военный летчик Лошаков. Очнулся он уже на операционном столе; там же был и первый раз допрошен. Он был молод, младший лейтенант Лошаков. Поэтому ему немцы поверили, что он только что прибыл на фронт и в первом же бою был сбит. Они не могли понять, что за плечами этого летчика 120 боевых вылетов и несколько сбитых немецких самолетов.

Допросы продолжались, летчика склоняли к измене. Это происходило уже в Риге. Однажды их вели эсэсовцы по Риге: Лошакова и другого советского летчика, имя которого Николай Кузьмич запомнил на всю жизнь: командира гвардейского полка, летчика, майора Евгения Михайловича Банщикова. Вот как описывает тот разговор В. Новоселов в статье "Партбилет № 08572332", опубликованной в сборнике "Герои наших дней" (М.Правда, 1961 г., стр. 558-563).

- Понял замысел? - сросил майор.

- Что именно?

- Немцы, видимо, хотят сформировать эскадрилью изменников. Надо сорвать!

Договорить майор не смог. Конвоир ударил его прикладом. В тот же день этого замечательного человека, коммуниста Евгения Михайловича Банщикова, кадрового офицера, ленинградца, увезли в Германию. Лошаков его больше никогда не видел. Но наказ его хорошо запомнил.

Очередной допрос начался с протянутой сигареты. Гитлеровский полковник великолепно говорил по-русски.

- Ваше будущее в ваших руках, господин Лошаков, - сказал он. - Мы готовы оказать вам доверие, а затем вы перейдете в авиацию рейха. Ну?

- Согласен! - твердо ответил Николай и поднялся со стула".

Так пленный Лошаков определил свою судьбу. Его, как согласившегося сотрудничать с немцами, отправили работать на запасной аэродром в г. Остров, тогда Ленинградской области. Ныне это Псковская область.

Согласие согласием, но доверия не было. Лошаков находился под охраной. Правда, строгости особой не было: раны еще не зажили и прихрамывающий военнопленный имел относительную свободу передвижения. Правда, к самолетам допуск был запрещен.

Жил Лошаков в бараке, ходил с палкой. Мечтал о побеге и искал соратников для исполнения этого замысла. Он себя чувствовал связанным обещанием, даже клятвой, майору Банщикову. Заправщиком самолетов на аэродроме был Иван Александрович Денисюк, тоже военнопленный, но из пехоты.

Денисюк был посвящен в замысел Лошакова: стали тщательно готовиться. Денисюк достал Лошакову немецкие куртку и пилотку, чтобы не столь заметен был на летном поле. Денисюк рисовал по просьбе Лошакова расположение приборов на немецких самолетах, хотя в летном училище Лошаков изучал матчасть иностранных самолетов, но техника не стояла на месте...

Старались предусмотреть любую случайность, рассчитать свои действия четко, чтобы исключить неожиданность, чтобы не появилась непреодолимость.

Первая попытка не удалась, но вторая...

11 августа 1943 года на летное поле приземлился учебный самолет "Шторх", который Денисюк сразу же стал заправлять, так как летчик, прилетевший на нем, решил произвести в тот день еще один вылет. Густав Хойлер на время заправки самолета отправился отдохнуть в компании коменданта аэродрома А. Мойзиша, кому и принадлежал этот самолет.

Денисюк подал сигнал Лошакову, который в кустах быстро надел на себя немецкую летную куртку, одел пилотку, отбросил палку и, стараясь не хромать, как бы не спеша направился к самолету. Эти мгновения казались ему вечностью, хотелось бежать, хотелось опередить время, но нужно было идти, не торопясь... Вот и самолет. Здесь уже медлительность была вредна. Рывком Лошаков бросает себя в кабину, впивается взглядом в приборную доску: знакомо!

Денисюк тем временем уже убрал колодки.

Еще теплый двигатель завелся сразу, и маленький учебный самолет "Шторх" плавно покатил на взлетную полосу. Первыми спохватились, вероятно, два друга детства Хойлер и Мойзиш, которые сначала удивленно наблюдали за самолетом, выруливавшим на взлетную полосу... Не будем загадывать, что творилось в умах этих немецких летчиков. Знаем только, что Мойзиш застрелился в этот же день, а Хойлера через много лет судьба снова сведет с Лошаковым.

Самолет взлетел. Немцы сразу организовали погоню и оповестили все воинские части о происшедшем: самолет во что бы то ни стало нужно было сбить! Но учебный самолет ушел от погони, хотя и был неоднократно обстрелян. Лошаков вновь был ранен, но самолет его слушался...

Три часа полета, 300 километров, ночь и надо сажать самолет непонятно куда... Потом под самолетом появилось колхозное поле, на которое и бросил свою машину летчик Лошаков.

Так в ночь на 12 августа 1943 года закончился этот полет - первый в истории Великой Отечественной войны побег из фашистского плена на вражеском самолете.

А 12 августа оба беглеца были арестованы в деревне Бритино Маловишерского района. Возле этой деревни лежал поврежденный при посадке немецкий самолет "Шторх".

К тому времени летчик Лошаков уже считался погибшим, была послана похоронка родным... А он не только остался жив, но даже совершил побег, даже предъявил контрразведчикам кандидатскую карточку, которую сохранил при себе за все время плена.

Казалось невероятным, что такое могло быть совершено военнопленным: Лошакову и Денисюку не верили. И они оба были осуждены: Лошаков получил 3 года, а Денисюк - 20!

Лошаков обвинялся в том, что добровольно пошел в услужение врагу, что не застрелился, а сдался в плен. Почему же за измену Родине, как все это называлось на языке того времени, Лошаков получил столь малый срок? Сыграло здесь роль то, что срок нахождения в плену исчислялся всего несколькими месяцами и Лошаков просто не успел заступить на службу по причине ранения. Но это только догадки. Другая версия состоит в том, что Особое Совещание, которое решало судьбу Лошакова, разошлось в мнениях: один из судей вообще считал, что нужно освободить человека, совершившего угон вражеского самолета. Но, повторяю, это все догадки. Истина же состояла в том, что 4 декабря 1943 года Лошаков был осужден на три года лагерей и уже в январе 1944 года появился в "Воркутлаге".

Карточка личного учета заполнена на него 31 января. В графе судимости означено, что "осужден ОСО НКВД за измену во время пребывания в плену на 3 года с 12 августа 1943 года по 12 августа 1946 года".

И значится все время нахождения в лагере Лошаков за транспортным отделом, ТРО-1, откуда 12 августа 1945 года он освобождается со снятием судимости.

А потом была работа в авиаотряде комбината "Воркутауголь" сначала авиамотористом, но уже через пару месяцев Николай Кузьмич назначается на должность начальника центрального аэропорта авиаотряда.

В характеристике, подписанной руководителями комбината "Воркутауголь" в 1948 году, отмечается энергичность и добросовестность молодого руководителя. Эта характеристика направляла Лошакова работать уже непосредственно на шахту.

Нам сейчас уже не узнать, почему бывший военный летчик ушел от работы с самолетами и поменял небо на подземелье. Но факт остается фактом: вся остальная жизнь Лошакова связана с горным производством: это шахты № 5, 29, 4 и затем надолго шахта № 40, ныне шахта "Воркутинская" объединения "Воркутауголь". В 1950 году он еще просто рабочий очистного забоя. Но затем проявились настойчивость молодого горняка: он учится на курсах техников-ответственников при центральном учебном комбинате КВУ и впоследствии уже становится руководителем горняцкого коллектива: помощником, а затем и начальником участка.

В 1965 году избирается председателем шахтного комитета шахты № 40, а с 1971 года и до дня выхода на пенсию Николай Кузьмич возглавляет Воркутинский территориальный совет ВОИР.

И хотя только начальные строки трудовой книжки говорят нам о его работе в авиаотряде, а вся остальная трудовая жизнь его связана с горным производством, в графе "профессия" трудовой книжки значится "летчик - горный техник" - небо было впаяно навечно в биографию этого человека.

И.А.Денисюк (слева) и Н.К.Лошаков в шахте № 3 комбината "Ткварчелиуголь",
1960 год

Реабилитирован Лошаков был только в 1958 году и сразу же начинает бороться за восстановление честного имени полностью: он подает заявление в ЦК КПСС о восстановлении его кандидатом в члены КПСС. Заявление рассмотрено и принято положительное решение и партийной организацией шахты № 40, и горкомом партии, и обкомом.

Пожалуй, на 1959-1961 годы приходится наибольший пик внимания к судьбе этого человека. Уже в 1960 году Ленинградская студия кинохроники начинает съемки документального фильма о подвиге Лошакова, который в окончательном варианте назван "Продолжение подвига". Сценарист и режиссер Ю. Соломоник. В 1961 году фильм идет по стране, вполне серьезно рассматривается вопрос о награждении Н. К. Лошакова за угон вражеского самолета.

Дело в том, что история Великой Отечественной войны назвала девять фамилий военных летчиков, которые совершили побег из немецкого плена на вражеских самолетах. Николай Кузьмин Лошаков был первым из них.

У всех этих летчиков судьба складывалась одинаково: все они были осуждены за измену Родине и каждый из них провел сколько-то времени в лагерях. И только один из этих лагерников был удостоен звания Героя Советского Союза. Он совершил свой подвиг седьмым: Михаил Петрович Девятаев, удостоенный этого звания в 1957 году.

А в 1961 году уже был иной взгляд на такое событие, как угон вражеского самолета. В Правительстве предложение воркутинского руководства восприняли без энтузиазма, а сам Лошаков ни на чем не настаивал.

Он трудился на всех тех должностях, которые ему определяла воркутинская судьба: стал полным кавалером "Шахтерской славы", имел другие государственные награды за свой труд.

В 1960 году он часть своего отпуска провел в Ткварчели. Там на шахте № 3 комбината "Ткварчелиуголь" трудился Иван Денисюк. Немногочисленные фотографии запечатлели друзей и в шахте, и на отдыхе.

В 1969 году Лошаков был приглашен союзом немецкой молодежи. Молодые немцы хотели поглядеть на человека из легенды. В Берлине Лошаков встретился и с владельцем ресторана, который в день его побега служил охранником на аэродроме и чудом избежал расстрела... Была трогательная встреча с летчиком Густавом Хойлером, чей самолет "одолжил" для своего возвращения из плена летчик Лошаков...

В 1985 году в издательстве "Детская литература" была выпущена повесть "Взлет" Р. Романова, рассказывающая о Лошакове, но подержать в руках эту повесть ее герою не удалось. В 1984 году, покинув Воркуту после 40-летнего служения северу, Николай Кузьмич Лошаков скоропостижно скончался в Краснодаре, где и похоронен.

В Воркуте живет его сын Геннадий, дочь Стелла живет в Санкт-Петербурге, дома создав небольшой музей памяти отца. Жизнь этого замечательного человека продолжается в детях и внуках, а в моей памяти навсегда сохранилась его скромная извиняющаяся улыбка, словно не мы у него в долгу, а именно он извиняется перед нами...

Николай Кузьмич Лошаков достоин звания Героя России не только потому, что он первым совершил в той страшной войне побег из плена на вражеском самолете, а потому, что подвиг этот стал яркой страницей великой войны великого народа.



А. А. Попов,
ветеран Воркуты